0223412

Занятия в Центре обучения футболу проводятся под руководством заслуженного тренера России Александра Петровича Ковалева.

– Я всю жизнь работал с профессиональными футбольными клубами и часто сталкивался с тем, что у многих футболистов нет школы, у них не поставлены удар, прием мяча, слабо работает стопа, проблемы с координацией. Поэтому и было решено открыть центр по подготовке юных футболистов. Наша цель – научить ребенка правильно исполнять азы футбола. И это не только наука бить по мячу, это координация движений, общее физическое развитие. Мы должны дать им первоначальные азы до 10-12 лет, а потом будем передавать мальчишек в детскую футбольную школу «Байкал»



Александр Ковалев
Заслуженный тренер России

«Посвящение в юные футболисты»

Центр обучения футболу в Иркутске

Сергей Духовников: Футбол - это жизнь

обучение футболу иркутск
И кто вам сказал, что в Сибири нельзя играть в футбол и растить футбольные таланты? Вот и в Иркутске, которому почему-то отказывают в праве считаться футбольным городом, эти таланты раз за разом дозревают до уровня сборной России. Последний пример – Роман Зобнин, который в 21 год прочно занял место в основе московского «Динамо» и дебютировал в составе сборной России. «Видимо у нас земля у нас особая, щедрая на таланты», – сказал Сергей Духовников, первый тренер Романа Зобнина. А ведь иркутские футбольные звездочки могут засиять еще ярче. Достаточно сказать, что воспитанники тренера продолжают свое футбольное образование в ведущих футбольных академиях страны, где находятся не на последних ролях – Роман Дебердиев в ЦСКА, Виктор Фереферов в «Локомотиве», Сергей Айдаров в «Спартаке». А наша встреча, состоявшаяся с Сергеем Фридриховичем, в прошлом – грозным нападающим, а ныне – детским тренером была посвящен красивой дате – сегодня Сергею Духовникову исполняется 60 лет!

Наш разговор с юбиляром начался с того, что я напомнил ему про интервью, вышедшее в «НС» семь лет назад, в котором Сергей Духовников просил запомнить имя совсем юного тогда Романа Зобнина.

– Рома Зобнин пришел ко мне в возрасте шести лет, – говорит Сергей Духовников. Уже тогда было видно, что это незаурядный мальчишка. И уже в 10 лет, когда он прозанимался четыре года, стало ясно, что растет необыкновенный футболист. Еще тогда я сказал, что этот мальчик будет играть в сборной России. Почему? Потому что уже в 10 лет у него голова работала так, как у меня, профессионального футболиста. Добавим к этому прекрасные физические данные и сумасшедшее трудолюбие. Тогда мы занимались на «Динамо»: летом на гаревом поле, зимой – на снежном, и уже в детстве он видел себя только футболистом. Здесь надо добавить, что у меня не было группы 1994 года рождения, и Роман постоянно занимался со старшими, порой играя с футболистами на три-четыре года старше его. Очень помогало Роману и то, что он рос в спортивной семье – старший брат также занимался футболом, мама тоже спортсменка, волейболистка.

– Многим футболистам тяжело дается окончание футбольной карьеры. Легко ли у вас состоялся переход в тренеры?

– Видимо, я тоже был рожден для футбола, потому что, как мама говорит, я уже в семь месяцев начал ходить. А только подрос, начал пробовать себя и в хоккее, и в плавании, и в футболе. Футбольную дорогу я выбрал изначально, и угадал с ней. Вот и переход от футболиста к тренеру прошел гладко, без каких-то затруднений. И я не считаю, что тренерство это работа. Это увлечение, любимое дело, удовольствие. Спорт и футбол – это жизнь.

А начиналось всё во дворе. Раньше в каждом дворе были клубы по месту жительства. Там, где я жил, в третьем поселке ГЭС, работал клуб «Молния», рядом были и хоккейный корт, и стадион «Автомобилист». С нами работал отличный организатор, Виктор Арсентьевич Максимов, настоящий энтузиаст. Для детей были условия, ведь мы не просто гоняли мяч во дворе, а были по-настоящему организованы. Что дальше? Мы знали, что самая сильная футбольная школа была на «Труде», у Александра Петровича Веденеева. Вот и мы, несколько 13-летних мальчишек, сами приехали на «Труд», и я приглянулся Александру Петровичу.

– Тренеры сразу определили в нападающие?

– Вовсе нет! В «Молнии» я играл на позиции центрального защитника. И у Веденеева я начинал играть, как центральный защитник. А свой первый гол у него я забил именно играя защитником. Тот матч был в Иркутске-2 с ребятами чуть постарше нас. Идет прострел, и я, центральный защитник, забиваю красивейший мяч ... в свои ворота. Видимо, Александр Петрович почувствовал мои бомбардирские способности, и ... перевел меня в атаку. И уже в ближайших матчах, а это был зональный турнир в Хабаровске, я играл в нападении.

– В свое время вы попадали в поле зрения тренеров юношеской сборной СССР...

– В 1972 году мы играли в финале первенства СССР в Ткибули. Причем, в том турнире была только одна команда из России, и она была не из Москвы или Ленинграда, а из Иркутска! На этом турнире я стал лучшим бомбардиром и позже привлекался в юношескую сборную СССР, которой тогда руководил Сергей Михайлович Мосягин. Правда, сыграть не довелось. Я один раз попал в состав, на матч со сборной Турции, но на поле так и не вышел. Неудивительно, ведь в нападении играли Валерий Газзаев, Владимир Федоров.

– У вас получилась насыщенная и обширная футбольная карьера: Иркутск, Хабаровск, Ростов-на-Дону, Кемерово, Севастополь...

– В Хабаровске и Ростове-на-Дону были армейские команды, так что в этих городах я поиграл в «обязательном» порядке. Когда пришло время служить в армии, оказался в спортроте в Хабаровске, а затем, когда в составе хабаровчан выступал в первенстве СССР среди вооруженных сил, которое проходило в Грузии, меня присмотрел ростовкий СКА. Здесь надо сказать, что в Ростове-на-Дону меня до этого знали, и еще раньше, когда я учился в школе, меня приглашали в знаменитый ростовский интернат. Но Веденеев сказал «нет», и я послушал тренера. Но в Ростове я все-таки оказался, куда, в СКА, мы перешли вместе с Александром Распутиным.

Но на сборах в Ростове была жесточайшая армейская система – набирают 60-70 человек и буквально просеивают, а выживает сильнейший. У тренеров не было задачи, чтобы раскрыть молодого футболиста, им важен был результат. Уже после первой контрольной игры с торпедовцами Кутаиси, где я забил четыре мяча, меня сразу перевели в основной состав. Но нагрузки были просто адскими. А отлынивать я просто не привык. Если другой футболист мог быть более гибким и экономил силы, то я, ответственно выполнял все тренерские задания полностью. А тренеры, увы, оказались недальновидными. Они меня перегрузили, и на фоне этой перегрузки, в матче с дублем «Спартака», я получил жестокую травму, когда игрок соперника въехал мне ногами сзади.

По большому счету, после той полученной травмы (деформирующий артроз голеностопа) с футболом можно было уже заканчивать. И это в 18 лет! Вот и получилось, что всю спортивную жизнь я играл через боль. То есть, футболист уже был «подбитый». Если бы не эта травма, я мог бы сыграть и на более высоком уровне. А дальше было так: перед игрой перематываешь ногу, а после игры, когда разматываешь, из глаз бегут слезы. Помогал, наверное, характер. Но на фоне полученной подготовки, в следующем году, выступая уже за «Звезду», я забил 17 мячей, играя фактически на одной ноге.

– После этого вас стали настойчиво звать в «Кузбасс»?

– «Кузбасс» того времени был самым известным и успешным клубом в Сибири. Наверное, многое в моем переходе решила игра с «Кузбассом» на сборах. Мы выиграли – 4:1, и я забил два мяча. В том составе кемеровчан были великие для первой лиги футболисты – Виталий Раздаев, Юрий Рыжов. Но и я много забивал, меня ценили и боялись, особенно украинские команды. Приезжают они в Кемерово и сразу спрашивают – Духовников играет? Не знаю, почему так получалось, но «Днепру», «Металлисту», «Заре», киевскому СКА я забивал почти в каждой игре. Матчи с ними для меня были очень легкими, комфортными.

В Севастополе я оказался, когда уже закончил играть и работал в политехническом институте преподавателем. В то время Юрий Иванович Зубков принял севастопольскую «Атлантику» и я получил телеграмму: приезжай! Подумали и согласились – климат благоприятный, тем более, что места знакомые – я всегда там лечил зимой свой голеностоп. Ну, а командами, в которых я больше всего себя показал, безусловно были иркутская «Звезда» и кемеровский «Кузбасс».

– А чем Сергей Духовников брал своё, ведь в том же «Кузбассе» конкуренция в атаке была неслабой, а одно имя Виталия Раздаева чего стоит!?

– Могу сказать, что Виталий Раздаев – уникальный футболист по своим физическим данным, он мог быть штангистом, и его даже звали в ЦСКА по этому виду спорта. К тому же, у него была сумасшедшая скорость. У меня таких данных не было. Но я умел читать игру, ориентировался на поле, у меня было голевое чутье и соответствующий характер. Было много моментов, когда я играл на Раздаева, но и сам он выдавал голевые передачи! Например, в гостевом матче против «Терека» мне удалось забить красивейший гол: после фланговой подачи Виталий Саныч сбрасывает мяч мне и я забиваю влет – в дальний угол, в девятку, и мы выиграли тогда 2:1. Но передачи я делал не с меньшим удовольствием, чем забивал сам. Хотя по статистике у меня получилось примерно один гол за 2,8 игр – и в первой, и во второй лигах. Если я две игры не забивал, то перед третьей был уверен, что непременно забью.

– Не секрет, что многие не любят дни рождения и юбилеи...

– Да, время пролетело, но я даже не чувствую, что сегодня – шестьдесят лет. Видимо, какая-то инфляция съела возраст (смеется). Ну, не ощущаю я и этого возраста и какого-то груза. Чувствую себя великолепно. Всё прекрасно, мама жива-здорова, у меня растут семь внуков. Действительно – парадокс, вроде бы лет прожито много, но абсолютно не чувствуется, и жизнь продолжается.

Фото: Ника Песчинская